psychedelic trance music mp3 party open air goa goatrance транс музыка вечеринки мероприятия психоделик пати
  ГЛАВНАЯ      ПАТИ      ПРОЕКТЫ      МУЗЫКА      ИНФОСФЕРА      ФОРУМ

psychedelic v3.2

 
 DJ ГАВРИЛА

Интервью с DJ Гаврилой. Путешествуя из Петербурга в Москву.
Гаврила. - Началось это еще в школе. Я был диск жокеем. У меня был катушечный магнитофон, кассетный и еще проигрыватель компакт-дисков. И вот я играл в школьной дискотеке, записывал дома программы, делал списочки. Донна Саммер у меня была в топе. И потом я всегда слушал новую альтернативную, независимую музыку. И так как техно пришло, естественно, я стал его слушать. И это случилось независимо от меня. Причем, это произошло после увлечения английским пост-панком и indie. Я с головой ушел туда. Мне нравилось, что эта культура так быстро развивается. Чего я всегда хотел - больше новой хорошей музыки, скорее бы наступило завтра, потому что сегодня я эту пластинку уже послушал, а продавать ее еще будут долго. И именно техно-музыка оказалась тем, что постоянно меняется, постоянно тебя радует, удивляет. Это был где-то 89-й год. Уже стали устраиваться техно-дни рождения, затем Фонтанка, где мы все поиграли на собственных кассетах, потом появились вертушки, где мы тупо просто ставили пластинки, которые нам оставляли приезжие ди-джеи. Потом уже был Планетарий, но это было в осознанном ди-джейском состоянии. Пусть там мы все косорезили, но мы уже были ди-джеи. Ну и затем, конечно же, я начал прогрессировать. 
ПТЮЧ. - Ты был резидентом Тоннеля? 

Г.- Резидентом Тоннеля я никогда не был, но всегда ощущал себя частью этого клуба, потому что я всегда был частью той теплой компании: Леша Хаас, остальные наши друзья. Мы всегда шли вместе. Поэтому Тоннель стал для нас общим домом. Я там уже давно не появляюсь, но все еще скучаю по Тоннелю. В каком бы состоянии он ни находился, он был первым профессиональным техно-клубом. Даже ЛСДэнс не был так технически профессионально создан для техно-действа. 

П. - Последнее время ты часто торчишь в Москве. Но изначально все появилось в Ленинграде. И очень много энергии пришло оттуда. Как ты теперь оцениваешь ситуацию в Питере? 

Г.- Именно во время расцвета всей этой энергии в Ленинграде я был очень доволен, затем произошел какой-то распад тусовок, вливание криминальных элементов в техно-культуру. Так как в Питере все началось раньше, то и все плохое проступило раньше. Поэтому, прыгнув в Москву в расцвет питерского рэйва, я вернулся в нормальное питерское состояние. И затем в Москве гораздо больше предложений, а мне очень хочется играть, видеть публику, которая реагирует. Мне повезло, что меня приняли в Москве. Почему-то в последнее время меня совершенно не приглашают играть дома, видимо посчитав, что я отношусь к этому по-другому, чем раньше. Хотя моя любовь к Петербургу не уменьшилась. 

П. - А как ты оцениваешь ситуацию в Москве? Что нравится, что - нет? Много интересного? 

Г.- Интересного происходит меньше, чем когда все это было на пике острых ощущений: первые вечеринки в Пентхаусе или первые вечеринки в Манхэттене. Это было все очень интересно. И то, что сейчас происходит - нормальный московский вариант. Я философски упрощаю, потому что если поглубже копнуть, то все это очень печально, безысходно, нечестно и перепутано. 

П. - Ты имеешь в виду криминальные элементы? 

Г.- И криминальные элементы, и музыка, которая звучит, и люди, которые туда ходят, и как они одеты, и как они танцуют, и кто делает эти вечеринки, и кто становится ди-джеями, и что затем об этом говорят в прессе, и как относится к этому милиция, и как вокруг этого бродят деньги и неприятности - все вот это вместе. И все меньше остается внимания настоящему музыкальному творчеству, истинному человеческому наслаждению, всеобщему отрыву. Происходит просто серия хаотичных мероприятий. 

П. - Мне кажется, идет работа и нет отрыва. Люди не клубятся по-настоящему, нет души в этом во всем. Все превратилось в какую-то работу. Пойти на вечеринку -это обязанность. 

Г.- Я думаю, тот, кто 3 года назад посещал Гагарин-парти, согласится со мной, и для этого не надо быть профессиональным тусовщиком. Достаточно побывать там и здесь и понять, что душа осталась в прошлом, а работа и инерция - это сегодняшнее. 

П.- Стали приезжать западные ди-джеи. Есть известные, а есть какие-то непонятные. 

Г.- Мне всегда нравился Чарли Холл, я его слышал в Англии, в Гоа, в России 3 года назад (он играл на вечеринке Техно-арт, которую делал Иван Салмаксов), сейчас - великолепный музыкант, это для меня величина очень крупная, у него я многому научился в свое время и до сих пор отношусь к нему как к небольшому гуру классического британского техно, драм-н-бэйса и эйсид-хауса. А пожаловался бы я с удовольствием на разных немецких ди-джеев, которые действительно непонятно откуда берутся. 

П. - Кого бы ты хотел видеть гостем нашей страны? 

Г.- Я с удовольствием откопал бы никому не известного, но суперталантливого ди-джея с непохожей на остальных музыкой, привез бы его. Показал бы здесь, что не надо гнаться за именами. В то же время не надо никого обманывать и привозить сюда просто зябликов, только потому, что они знакомые. 

П. - Твои последние самые приятные впечатления. Есть ли топ-клубы, где нравится играть и проводить время? 

Г.- Мне очень трудно теперь получать настоящее удовольствие. Сам знаешь, что наши вечеринки не блещут качеством. И конечно же, самые любимые вечеринки остались в прошлом. Это Фонтанка, Планетарий и все, что связано с этим временем. А то, что связано с современной Москвой и Петербургом... Я очень любил все первые Пентхаусы, все первые Манхэттены, совершенно неожиданные вечера то на корабле, то в кинотеатре. А из ныне существующих клубов я остаюсь приверженцем Тоннеля. Очень люблю всех птючей. 

П. - Ты сейчас достаточно плотно занимаешься клубом вместе с Тимуром Мамедовым. Есть планы, связанные с Чилаут-клубом в Аэродэнсе? 

Г.- Ну, хочется постепенно привести "Чилаут-клуб' в тот вид, который задумывался. Мы его задумывали как клуб для самых интересных музыкальных открытий. Причем от всем известных ди-джеев, когда ты приходишь и делаешь что-то другое, что не можешь делать в других клубах. Это такой музыкальный салон с великолепным дизайном и традициями элитных закрытых вечеринок. Это то, что мы видим в идеале. Плюс некое маленькое Гоа для самих себя. Я думаю, что это только для нас. Потому что остальные могут это понимать, но чувствовать это трудно, не побывав в Индии. 

© Птюч 1996 №3



zenon