Проблемы старения


Эволюция демонстрирует колоссальные приспособительные возможности целесообразной саморегуляции всех жизненных процессов. Тем более удивительно, на первый взгляд, что жизнь организмов со временем расстраивается, регуляция его функций нарушается и наступает деградация, называемая старением, которое заканчивается драматическим финалом – смертью.
Природа старения и смерти – одна из фундаментальных проблем общей биологии, которую пытались решать многие поколения ученых. В настоящее время существует большое число разнообразных теорий старения, объясняющих ее наступление разными причинами: хронической интоксикацией и накоплением вредных продуктов веществ, изнашиванием коллоидных структур протоплазмы и «сшиванием» макромолекул, исчерпанием адаптационной энергии и незаменимых ферментов, генетическими «ошибками» и неблагоприятными клеточными мутациями и т. п. Однако если подойти к этим теориям с позиций рассмотрения организма, как биокибернетической саморегулирующейся системы, то нетрудно увидеть, что все они явно или неявно исходят из предположения о той или иной недостаточности саморегуляции. Как видно из схемы, причины старения усматриваются в различных функциональных структурных «утратах» и «ошибках».


altТак, новейшие теории старения связывают его развитие с возникновением случайных мутаций и накоплением так называемых генетических «ошибок», которые ведут к изменению свойств клеток и в конечном итоге к деградации организма.
  Однако даже такой мутагенный агент, как рентгеновское облучение, не ускорял старение и смерть.


Рис. 1. Влияние рентгеновского облучения (4500 р) на продолжительность жизни дрозофил (по Б. Стрелеру, 1964): по оси ординат – показатель смертности в логарифмическом масштабе, точками обозначены контрольные, треугольниками – облученные дрозофилы.

К тому же генетические нарушения могли бы привести к старческому «вырождению» клеток лишь при условии достаточной частоты мутаций и отсутствию их коррекции. Вместе с тем если принять частоту мутаций соматических клеток равной таковой у половых, то в результате накопления летальных локусов к 60-летнему возрасту число «выродившихся» клеток достигнет всего лишь четырех на миллион. Явно этого недостаточно, чтобы объяснить фактические темпы старения. С другой стороны, тканевые механизмы, регулирующие развитие клеточных популяций, как известно, весьма чувствительны к цитологическим характеристикам последних. Молчаливое предположение о неспособности механизмов регуляции генетического аппарата адекватно реагировать на изменение этих характеристик не имеет каких-либо фактических доказательств.
Подводя итоги рассмотрению существующих теорий старения и смерти, приходится признать, что их слабой стороной является недооценка или игнорирование самого главного общего свойства живого – способности к целесообразному саморегулированию, которое вполне может компенсировать все возникающие во времени структурные или функциональные нарушения, в том числе и генетического управления. Почему же старение и смерть роковым образом сопровождают жизнь?
На этот вопрос обычно отвечают исходя из наиболее общего диалектического определения отношения жизни и смерти, которое дал Ф. Энгельс (1874): «Жить – значит умирать» *. Действительно, не вызывает сомнений, что смерть, являясь противоположностью жизни, вместе с тем неизбежно порождается ею. Но как это происходит, какие именно свойства и проявления жизни порождают свою противоположность – смерть?
Здесь следует напомнить, как Ф. Энгельс (1877), определяя сущность жизни в виде формы существования белковых тел, подчеркивал, что «…этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении…»**. Определение жизни Энгельса выдвигает в качестве первичного признака жизни именно те качества самоорганизации и самовосстановления, которые лежат в основе всех свойств биокибернетической системы. Поэтому попытки якобы философского обоснования тезиса о старении как о невосстанавливаемости каких-либо звеньев жизненного обмена веществ неправомерны.
__________________
* Маркс К., Энгельс Ф.Соч. т. 20. М., Госполитиздат, 1961, с. 611 и с. 82 **.

Таким образом, в самой сущности жизни как непрерывном самообновлении еще нет условий, определяющих изменение этих процессов в сторону возрастной деградации. Отсюда следует, что появление этих условий связано с дальнейшим развитием возникшей жизни, в закономерных противоречиях которого и следует искать причины старения и смерти.»

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*